Ульяна Меньшикова

844 подписчика

Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    не а ... самые вкусные грибы это трюфеля ...Груздь — царский ...
  • Ольга
    Я тоже считаю, что солёные грузди и рыжики - это самые вкусные грибы! Можно присесть к бадейке с грибами и не заметиш...Груздь — царский ...
  • Алиса Смирнова
    никогда грузди не ела. как то не приходилосьГруздь — царский ...

Скажи мне, добрый человек, где град Иерусалим

Скажи мне, добрый человек, где град Иерусалим

Все мы переживали тяжелые времена, и я не исключение, конечно же. Лет, эдак 10 назад существовала я в состоянии невероятного финансового коллапса, работая при этом, как конь на галерах. Исправно ходила в три места на работу, но все шло, как у того лося из анекдота :"Что -то я пью-пью, а мне все хуже и хуже".

Экономика моя была настолько экономной, что лишняя поездка в общественном транспорте воспринималась, как сказочное путешествие. Колготсы рвались, штопались, рвались от этого еще сильней и конца-края этому всему не было видно. В общем, нищета обложила лютая. Я бы сказала - абсолютная. А тут лето за летом, все кругом наряжаются Наташами и едут в Турцию и Египет, а некоторые так и вовсе на Санторини. И шлют оттуда фото в павлиньих парео и без. А я такая работаю. Не вынимая.И от работы этой беспросветной становлюсь еще бедней. Что это было, до сих пор не пойму, какая-то черная дыра в биографии.

И тут, в один момент, подворачивается мне невероятный калым. Из ниоткуда. О нем когда-нибудь отдельно расскажу, уж больно там история затейливая. И через месяц в моих натруженных мозолистых руках появляется сумма в две (ДВЕ!!!) тысячи долларов. Я становлюсь миллионером. Одномоментно. И когда я шла в своих драных колготушках и стоптанных сапоженьках домой, а в моей суме из кожи старого дерьмантина лежали эти великие деньжищи, ощущение, что я могу купить теперь весь мир было абсолютным.

Я не пошла скупать чулки и платья с люрексом. И даже колбасы не купила сто килограмм, что для меня не характерно. Просто пришла домой, достала поросший мхом и скованный паутиной загранпаспорт и купила билет на самолет. И забронировала гостиницу на Букинге. Куда? Да я сама в тот момент обалдела-куда. В Израиль.Это я-то! Которая бия себя ногой в грудь, вопияла на каждом углу, что отдыхать буду ездить только на пляжи с мачами, и чтоб в округе ни одной церкви! Ни одной часовенки, даже католической!

Но вот так. Израиль и точка. И никому. И ни одной живой душе ни слова. Ну дура, потому что. Откуда ж мне было знать про лютых бен-гурионовских таможенников и о том, что отель на Масличной горе, в самом-самом арабском логове, совсем не то, что нужно бронировать при первом посещении обетованных земель? Но вы тоже меня поймите - там же вид на Старый город и Вознесенский монастырь.

Декабрь. Рейс "Москва-Тель-Авив". Трясло меня от восторга так, что на регистрацию я явилась чуть не за пять часов. Когда начала подтягиваться публика, летящая со мной одним маршрутом я четко поняла, что с выбором не ошиблась. Лапсердаки, шляпы, пейсы, рясы и скуфейки. Как с работы не уходила. На и без того радостной душе заплясали ангелы.

Прибыли в Бен-Гурион. Тут душа вообще запела и начала плясать отдельно от тела. Солнце, пальмы +25 (а я, знамо дело в гамашах с начесом, целых колгот в хозяйстве не нашлось).

Все выстроились в очереди к кабиночкам на пропускном пункте. Очередь медленно, но движется. Подхожу. Из будки злым английским голосом меня спрашивают, за какими такими радостями я припожаловала в страну. Я, скромно так отвечаю:"Странница, мол, я, приехала на леригиозные святыньки посмотреть". И вижу, нет, даже не вижу, а чувствую, что не нравлюсь я девушке со сросшимися бровьми из серой государственной будки.

Предчувствия мне не солгали. Отбуксировали меня в отстойник для подозрительных граждан и начали допрос. Три агента службы национальной безопасности кололи меня как старый кокосовый орех. Чуть ли не об пол. Дети наивные, прости Господи. Человека, наизусть знающего все диалоги из "Место встречи изменить нельзя", урывки из "Семнадцати мгновений весны" и "Сердце Бонивура" за три шекеля не купишь, сами понимаете. Умордовались они со мной за четыре часа прилично. Мне их аж жалко стало. Но из роли странницы, приехавшей поплакать у стены храма Соломонова и Гроба Господня и желающей только одного - омочить свои ноги в струях Иорданских я не вышла ни на секунду. Публика, рукоплеща, вручила мне мой задрыганный паспорт и выпнула меня в сторону одиноко катающегося по транспортеру чемодана.

После этой веселой беседы иллюзий, относительно страны, в которую я приехала у меня уже не осталось и я воинственно отправилась в сторону маниток и такси. На "великолепнейшем" английском, сквозь зубы сообщила таксисту, куда меня везти. Дядька, от сандалий, до бровей заросший диким волосом на не менее прекрасном русском ответил мне:"Поехали" ,и мы рванули в сторону Масличной горы.

Ровно через три минуты, после отбытия из аэропорта я начисто забыла о таможенниках и резко вспомнила про гамаши с начесом. Нет, мне не было жарко, ничуть, что вы! Просто гамаши эти вступали в явный диссонанс с пышно-цветущими бугенвиллиями и пальмами. И я попросила шерстяного таксиста притормозить где-нибудь, чтобы переодеться. Дядька оказался понимающим и сговорчивым (ему ли не понять, как мне в начесе было неуютно).

Остановились мы у Макдональдса ,и я переоблачилась в соответствии с моими представлениями о том, как должна выглядеть женщина на отдыхе. Лучше бы я этого не делала, конечно...Мое тело белое, вынутое из гамаш и переодетое в легкую майку с декольте до, ну, в общем - до..., произвело на моего водителя могутное впечатление.

В Иерусалим мы ворвались уже лучшими друзьями. Веселый оказался человек, понимающий. Очень советовал сменить отель, но я была непреклонна. Гефсиманский сад манил меня восемью оливами, видевшими Христа.

Честно признаться я не могу подобрать слов, чтобы описать те эмоции, которые охватили меня при виде Вечного Города. Это не восторг, не благоговение, ну не умею я так писать...Да. Было ощущение, что я приехала домой. Как тот блудный сын, который скитался неизвестно где, валялся в грехах своих, бедствовал и вот он - дом. Родненький-родной. Прослезилась прямо в декольте, выдохнула и поняла, что я счастлива.

Поднялись мы на гору с моим новообретенным другом к отелю и расстались с заверениями обязательно встретиться. То, что мне удалось попасть в правильный район я почувствовала по взглядам, задерживающемся на моем дэкольтированном теле.

На ресепшен меня встретил патриарх Авраам. Собственной персоной. За спиной его маячили ангелы и кресло из дуба мамврийского. Огненные глазищи ангелов и по совместительству - племянников патриарха Авраама, пытались сжечь меня на месте. Но что мне эти глаза, я на Даниловском рынке зелень покупаю. Вот там я понимаю-глаза. А это так... Глазенки.

С видом временно вдовствующей королевы я шмякнула о стойку свой паспорт и бронь. Патриарх молча ее изучил и сам повел меня в мои люкс-апартаменты из трех звезд. Номер роскошью меня не поразил, но он был чист и этого мне на тот момент было вполне достаточно.

И был вечер. И был немыслимый закат. И рядом, в двух шагах - смотровая площадка, на которой я зависла на два часа. И не было никаких мыслей в моей голове, а была благодать и полное растворение в воздУхах. По пути со смотровой площадки меня пару раз позвали замуж на пару часов, но я не воспользовалась моментом и проскользнула мимо своего счастья в отель.

Богоугодная обитель, приютившая меня за 50 долларов, находилась аккурат между Вознесенским монастырем и мечетью. Ночь прошла романтично. Муэдзин регулярно и очень громко призывал меня совершить намаз, но я не согласилась.

Рассвет встретила по библейски со словами, крутящимися у меня в голове безостановочно:" Рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, яко в сию нощь, прежде даже алектор возгласит, трикраты отвержешися Мене". Петухи орали так, что я уже и муэдзину была рада, лишь бы они замолчали.

И было утро. День первый. Спускаюсь в трапезную, на завтрак. И столбенею, аки Лотова жена. Солью покрываюсь в обнаженных сарафаном местах. Место для харчевания четко поделено на мужскую и женскую половину. С одной стороны-дяди жгучие, с другой - тети в хиджабах. И по центру я. Молчим. И тут на автомате открывается мой рот и я торжественно сообщаю честной компании:"Салям аллейкум!" и зачем-то крещусь. Все правильно сделала, короче. Атмосфера разрядилась, все мне радостно закивали и перестали обращать на меня внимание.

Поемши и попимши отправилась я крутой дорогой в Город. Молиться ведь пошла, вся в молитвенном настроении, что характерно. И в таком вот благоговейном виде встретили меня те, кто первыми встречает всех сугубых молитвенников - торговцы святыми ништяками. О...Эти прекрасные люди надолго меня запомнили.И вот уже как десять лет эти волки сувенирного бизнеса обмахивают моим портретом товары, чтоб к ним удача пришла.

Мне, конечно, нафиг у них ничего не нужно было покупать, просто от скуки решила поторговаться. В результате медная турка, с жемчугами и перламутрами, изначально впариваемая америанской пожилой паре за какие-то немыслимые деньги была торжественно мне врученаза 50 шекелей.

Ушло на это дело два часа, но игра стоила свеч. Было весело. Я уходила и меня возвращали, я стучала этой туркой по каменому вековому полу и смеялась в южные усы, утверждая, что турка эта люминевая, страшная и развалится в моих руках, не будучи донесенной до приличного огня. Хозяин лавки злился, потом хохотал, потом опять злился. На наш самозабвенный торг сбежались все соседи, и по всей видимости даже делали ставки.

В качестве презента за то что я "грейт бизнесвумен" ,получила серьги и браслет от владельца аж пяти лавок ( не промах мужик, тем громче была моя победа!) . Была напоена лучшим и крепчайшим кофе в мире со свежайшими сладостями и при этом не получила никакого скаберзного предложения, а это признак боооольшого уважения).

фото: pixabay.com

Картина дня

))}
Loading...
наверх