Ульяна Меньшикова

1 181 подписчик

Свежие комментарии

  • Александра Иванова
    Женщина обязательно должна быть и сильной и независимой. Не все женщины выходят замуж. Просто мужчин меньше, чем женщ...И сильная и незав...
  • Вячеслав Коптев
    Что то в этом есть разумное.И сильная и незав...
  • Ульяна Меньшикова
    Больненький?Чудо в Дирби

Белый Амур

Белый АмурО застольях в семье Румянцевых можно написать не один том всяких восхитительных историй, было бы время. О ни разу не повторившемся убранстве стола и всех прилегающих к нему территорий, когда к каждому празднику найдётся и золотой ангел, и тыковка, и кролик. О свечах всех форм и расцветок, стоящих в самых неожиданных местах (один из гостей однажды напрочь лишился бороды и шевелюры, забредя в клозет, где на туалетной полочке горели свечи, а он, не поняв, что это живой огонь, сунулся в него бородой, усами и бровями, преобразившись в огне до невозможности). Да о многом можно рассказать, сиди, только да вспоминай.
Искусством облагораживать пространство Мила владеет на уровне самого мощного академика и в моем обширном окружении равных себе не имеет. Нобелевская премия, будь она учреждена за сервировку и дизайн праздничного застолья, была бы присуждаема каждый год ей и только ей. Вот такая она талантливая женщина.
Но сегодня о другом. Эту историю давно нужно было рассказать, да все руки не доходили. Называется она «Белый амур». Не обольщайтесь. Речь не о великой реке. Речь пойдёт о рыбе.
Но обо всем по порядку!
С не меньшей, а, может быть, даже с большей страстью, чем страсть к декорированию, Эмилия наша Львовна отдаёт себя кулинарии. Кулинария такой предмет… Да никакой, конечно же это не предмет, это уже наука, которая будет помощнее астрофизики, генетики и истории философии вместе взятых. А в наше ютуберизированное время, где всяк норовит обзавестись видео-блогом, чтобы все знали, каким майонезом он заливает мозговой горошек, это уже даже и не наука, а целая религия. Со своими жрецами, гуру, патриархами и мощной иерархией. (Вы видели количество просмотров у видео по засолке помидор в собственном соку? Нет? А я видела. Челюсть до сих пор подвязываю).
Но, конечно же, не тот человек Эмилия Львовна, чтобы размениваться на такую пошлятину, как маринованные помидоры. Все это вчерашний день и со времён рецептов из журнала «Работица и крестьянка» такой ерундой наша миледи не заморачивается. Её стихия это высокая кухня.
Перед каждым торжественным застольем (а случаются они у Румянцевых достаточно часто, потому, что в такой красивый и хлебосольный московский дом давно пора по записи и дорогим билетам приходить, но пока пускают бесплатно и от желающих, ясное дело, отбоя нет) Эмилия Львовна водружает на свой прекрасный, с тонкой перегородкой, нос изящные золотые очки, в руку берет химический карандаш и всем своим существом погружается в мир кулинарных гуру, коих на просторах интернета как собак нерезаных.
Нет. Коронных, приготовляемых годами одних и тех же блюд в арсенале Милы не водится. Ей будет скучно оттачивать своё мастерство на каком-нибудь жалком «жарком по домашнему». Каждый раз должен быть, как первый. Напор. Страсть.
Сразить наповал милой уютной стабильностью селёдочной шубы? Ну нет же! Только неожиданный новый вкус и форма, выскакивающие на вас, как ночной тать из-за угла. Все должны быть поверженны, растоптанны и уничтожены раз и навсегда. Поэтому никаких мещанских штучек Мила не признает и никогда не даёт гостям расслабиться.
Шутихи. Залпы салютов. Три-дэ анимация в ночном небе. Чтоб сегодня в форме гигантских хризантем, завтра драконы с пламенем до Антарктиды, а завтра, Бог весть что. Допустим, танк Т-34 с дулом в розах. И все это из теста, мяса, рыб и диковинных колбас.Белый Амур
Все кулинары мира для Эмилии Львовны — одна сплошная Вандербильдиха. Только наша-то хозяюшка не из Эллочек-людоедок, она крепко скроена из Жаклин Кеннеди и Грэйс Келли, даром, что в Костроме родилась. Поэтому постоянная задача её не переплюнуть кулинарных монстров, а по царски указать им всем, смердам этаким, их настоящее место, снисходительно взять за основу их никчёмный рецепт и преобразить его в лучших королевских традициях. Чтоб знали.
Как? Очень просто. Вернёмся к Белому амуру.
Как-то явившись в гости за сутки до вечеринки, которую устраивали Мила и Сергей в честь моего приезда я застала в Северном Медведково филиал кухни испанского ресторана Мугариц. Местечко то ещё, кстати. Там вас запросто накормят крабами на замороженном языке, сырым свиным сердцем и жижей чайного гриба, с плавающими в ней цветами, а подадут все на музыкальных тарелках. Критики ещё на подходе предупреждают: «Ожидайте неожиданного! Мугариц не для слабонервных! '
Всем приличным людям доподлинно известно, что Северное Медведково ничем не уступает Сан-Себастьяно. Главное ведь не география, главное точно попасть в стилевую волну. А с этим у Эмилии Львовны всегда порядок, без осечек. Стиль Мугарица какой? Правильно. Техноэмоциональный испанский. Вот и в Медведкеве в тот вечер все ровно так и было. И техноэмоционально и психоэмоционально и сплошной мугариц и чайный гриб на стенах.
Все основные заготовки на компанию в 12 человек уже были почти доведены до ума, за исключением незначительных штрихов. Шесть видов десерта охлаждались на балконе и ничто, по большому счету не предвещало беды, пока мой взляд не наткнулся на некое подобие аквариума с непонятной субстанцией внутри.
С вопросами у Милы нужно быть очень осторожной, так как никогда не угадаешь, что в результате являет собой та или иная штука. Штука в равной степени может оказаться и предметом интертерьера и едой. Поэтому я со всей осторожностью и дипломатичностью старого лиса приспросилась:
— Мил, а что это там такое красивое в стекле?
— Белый амур по английски!
Я многозначительно пожевала губами с видом знатока английских амуров и подошла поближе к псевдоаквариуму и пристально вгляделась в желтоватую муть, в которой плавали листья лавра и большие куски чего-то оранжевого и белого.
— Мил, а Белый амур это что?
— Рыба это. Очень вкусная рыба. Английский рецепт.В соусе из мандаринов и лука.
Я ещё более многозначительно сглотнула, сунула первый попавшийся палец в английское совершенство и немедленно его облизала.
Святые угодники… По вкусу эта страшная водица, в которой вымачивалась ни в чем не повинная рыба напоминал половую тряпку из столовой прошлого века. Помните эти тряпки из сурового материала — мешковины? Которые редко стирали и которой часто замывали пролитый компот и растирали по углам просыпавшийся перец? Теперь примерно понятно, что по вкусу напоминал тот тузлук из мандарин? Да, все правильно — это было сладко, остро и отдавала бурой тиной. Отдельной статьёй в послевкусии шёл мочёный лук.
Белый Амурфото: unsplash.com
Сдержав пару рвотных позывов я поинтересовалась, откуда на сей раз взялась столь волшебная рецептура.
— Понимаешь, принёс мне Михалыч этого амура. А я его впервые в жизни вижу. На пробу изжарила два куска.
Ну как изжарила. Дедовским способом солью его перчиком припудрила, лимоном окропила и в духовку. Забыла напрочь про него. Шкура, понятно, в угли, я её отодрала, мякоть не пострадала. Чувствую, всем хорош Амур, но тиной слегка отдаёт. Как я людям такое подам? Пошла на форумы, увлеклась, как обычно. И попадается мне настоящий английский повар, который только аристократию обслуживает. У меня сразу охотничья стойка, ты же понимаешь. Я быстренько все записала и пожалуйста — шедевр почти готов.
— Мил, а там точно для лордов речную рыбу в мандариново-луковой воде без соли маринуют? Больно «изысканный» вкус.
— При чем здесь рыба?! Они там свинину так мариновали.
— Гм. То есть ты при помощи амура решила опять «догнать и перегнать»?
— Да. А что?! Ты бы видела, с каким лицом он эту свинину мариновал. Как будто первые роды у королевы принимал.
— Ну да, ну да, мы такое нн прощаем, знаю… И он в маринад воду наливал? Прям руками? Чтобы мясо покрепче расквасилось?
— Нет. Вода это уже моя доработка. Чтоб все пропиталось основательно, а не как у этих буржуев, на скорую руку!
— Ясно… Мил, амура надо спасать. Хотя я сомневаюсь, что это возможно. Ты сама понюхай и попробуй, в рот не взять. Сладко, горько и болотом приванивает.
Эмилия Львовна снизошла до пробы.
— Нда… Жрать это невозможно будет. Надо спасать.
— Мил, только не открывай ютуб, давай дедовскими способами спасать — взмолилась я.
Для начала мы слили воду и чуть обсушили разбухшего мандаринового утопленника. После в ход пошли все имеющиеся в доме приправы, от тяжёлой индийской и тайской экзотики, до простенькой перцовой смеси, но амур не сдавался. Крепкий запах мандариновой корки, фаршированной луком, только усилился. Англичане и не думали отступать перед русской смекалкой.
— Чеснок! — возопила Эмилия Львовна.
— Два! — проорала я, и мы с остервенением начали шелушить запашистый корнеплод. Задушить запах английской аристократии в отдельно взятом Медведково стало на тот момент для нас делом чести.
И мы, конечно же, победили. Чеснок победил всех и вся. Под его натиском согнули головы все лорды со своей мандариновой свининой. Аромат победы витал над Северным Медведково такой, что вороны и голуби снялись с насиженных мест и улетели в даль светлую, где ни чеснока, ни куркумы, ни печали, ни воздыхания.
Приободрённые результатом мы легли спать.
Наутро Белый амур приготовил нам очередной сюрприз. Будучи от природы рыбой крепенькой и крупненькой, да разбухнув в английском рассоле, вчерашний амур был толст, крупен и мясист. Наутро, этот речной проходимец выпустил из себя всю воду и свою и английскую, превратившись в гору ветоши цвета карри и отчаянным запахом чеснока.
— Выбрасываем — мрачно молвила Эмилия Львовна. — Эксперимент не удался.
— Мы не сдадимся. Давай его все-таки изжарим.
Мила неуверенно пробежалась пальцами по сивым шкуркам, понюхала их.
— А тиной-то не пахнет!
— Аминь. Жарим. Запекаем.
К приходу гостей ничто в доме не напоминало о нашей неравной битве с английской аристократией и рыбами семейства карповых. Стол блистал, искрился, переливался бриллиантовыми всполохами рюмочных боков. Колбасы, сыры и залом под крымским луком слезились, пирожки с мясом дымились, бакинские помидоры полыхали под белоснежным покрывалом из моцареллы, десерты на серебряных подносах благоухали ванилью, имбирём и горьким шоколадом. Холодные закуски из птиц деликатно источали аромат перца и розмарина.
В углу, под декоративными пионами, лишним гостем на этом празднике жизни, ютился на скромной белой тарелке без рисунка, укрытый, как саваном белой простой салфеткой, скрытый от гостевых голодных глаз сиротина амур, по стариковски изредка поддавая чесночного духа из-под букета, компроментируя ни в чем не повинные цветы.
Белый Амурфото: freepik.com
Тут все завертелось. Гости прибывали. Обьятия, поцелуи, по первой, по второй. Вилки мечутся, ножи стучат об английский (!) фарфор.
— Мила! Невероятно!
— Боже, как вкусно! Что это?!
— Какой подсвечник! Шик! Где брали?
— За хозяйку! За хозяина!
— За золотые руки!
Первое горячее немного всех остепеняет. Тосты идут пореже. Над столом стоит тихий сытый стон, все сосредоточены на обсасывании бараньих косточек, не до разговоров.
И стоять бы амуру и сохнуть до китайской пасхи под пионами, если бы другу нашему Алексею Алешковскому не понадобилось срочно выйти из-за стола. Тут-то все и случилось.
Про страсть Эмилии Львовны к декорированию всего и вся я уже поведала. Алексею на этот раз досталось кресло, которое по всему периметру Мила украсила мебельными кнопками-гвоздиками из латуни с круглыми шляпками. Для придания скромному изделию блеска и европейской многозначительности. Один из гвоздей под натиском крепкого тела нашего друга коварно выскочил из обивки и упал остриём вверх аккурат под пятку Алексею.
Дальше даже описывать больно. Представляете, сидел человек, пил водочку, обгладывал баранью косточку, жевал помидорку, никому не мешал. Расслабился. Встал. Крик. Белеет. Вспоминает Парижскую Богоматерь и многих других матерей. На одной ноге резво мчится к пионам, падает возле них на стул и с рыком, рывком выдирает из пятки гвоздь.
— Лёша, что?!
— Что случилось?!!!
— Врача!!! Скорую!!!
Паника. Женшины все, как одна, готовы стать сёстрами милосердия и родной матерью пострадавшему.
Лёша в одну секунду из брутального интеллектуала превращается в маленького мальчика, которому очень больно, рывком подтягивает раненую ногу к груди и начинает на неё дуть.
— Лёш, да что там у тебя?!
Алексей демонстрирует честному собранию гвоздь.
— Ты скажи спасибо, что тебя не сожгли — мудро отвечает хозяин дома Сергей Михайлович, привыкший уже к подобным штукам и, в отличие от всех остальных, сохраняющий спокойствие.
И тут все начинают ржать, включая пострадавшего так, что тонкие ликёрные рюмочки на столе пускаются в пляс.
— Мила… Ты если кого-то не угробишь на банкете, считай пьянка не удалась… — добрый муж утешает сконфуженную супругу.
Удостоверившись, что рана не опасна, Алексей попытался встать, оперевшись на столик с пионами. И тут чесночный амур, ждавший весь вечер своего часа сбросил с себя салфетку и приветливо сморщил свою серо-жёлтую шкурку, заигрывая с Алексеем.
Белый Амурфото: freepik.com
Он знал. Амур знал, что уж кто-кто, а Лёша, даже тяжело раненый мимо запашистой еды не пройдёт. Сыт? Это не помеха.
— Мил, а что это здесь? Пахнет так… Интересно.
Сергей Михайлович, бывший свидетелем всех мук амура попытался было спасти своего беспечного друга Алексея и отговорить его пробовать этого сомнительного господина, измордованного английскими пытками.
— Это Белый амур, приготовленный по страринному английскому рецепту. Эпохи барокко — выкрикнула я наперерез Сергею.
Женская солидарность великая вещь. Тут такой конфуз с гвоздём в Алешковской пятке. А если ещё рассказать всю правду про амура? Конец вечеринке. Хозяйка расстроится и аминь пирожкам, как говорится. Больше не позовут.
Остановив волчьим взглядом пытавшегося пролить свет на тёмную историю с рыбой Сергея Михайловича я включила пятую скорость красноречия и начала самозабвенно врать, придумывая на ходу судьбу Белому амуру.
Что я там наплела уже не помню, честно. Это был тяжёлый микс из «Аббатства Даунтон», «Джен Эйр», «Гордости и предубеждения», биографии Джона Доуленда и Мэтью Локка.
Эффект был поразительный. Обычно на мои песни и басни остро реагируют женщины, но тут я сорвала золотые мужские аплодисменты. Тяжело раненый креслом Алексей забыл о травме и в один прыжок оказался за столом, протягивая тарелку.
Эмилия Львовна с глазами глушеного окуня от моей запредельной наглости медленно и чинно поменяла всем приборы, пару раз из-за двери что-то беззвучно проорала в мой адрес, покрутив пальцем у виска.
Это был воистину звёздный час Белого амура. Пресыщенные гости уплетали его с таким восторгом, что было немного страшно за всех. За гостей. За рыбу эту измордованную. Но когда мужчины потребовали добавки, мы с Милой Львовной были натурально в секунде от лишения чувств.
Последним ударом была просьба все тех же мужчин завернуть им с собой плоды нашего кулинарного безумия. Завернули, естественно. Амура этого получилось тогда два противня. (Заставь дурака Богу молиться-это про нас).
Как говорят евреи — на каждую кастрюлю найдётся своя крышка. И как теперь говорим мы с Эмилией Львовной — на каждого амура найдётся свой мужик с гвоздём;)
Рецепт не спрашивайте, вспомнить что мы туда натолкали не можем до сих пор. А о вкусе этого блюда можно поинтересоваться у непосредственных участников банкета:) Сама я его так и не попробовала.

фото на обложке: freepik.com

Картина дня

наверх